Люберцы. Новости

Яндекс.Погода

пятница, 20 июля

облачно с прояснениями+24 °C

Онлайн трансляция

Николай Григорьевич Артёменков поделился воспоминаниями о войне

21 июня 2018 г., 13:30

Просмотры: 308


ЛЮБЕРЦЫ.21 июня. INLUBERTSY.RU – Николай Григорьевич Артёменков – уроженец Брянской области, ветеран Великой Отечественной войны, партизан, в майские праздничные дни поделился воспоминаниями о войне, сообщает Люберецкое информагентство.

- Николай Григорьевич, расскажите о том дне, когда вы узнали, что началась война?

- Я родился на Брянщине в селе Усох Трубчевского района. 600 домов было в деревне. Народ 22 июня заволновался: «Война, война!». В 1941 году мне уже шел десятый год, я учился в школе. Вражеские  мотоциклы и танки появились в Трубчевске –  это в 4 километрах от нашего села.  Слышен был только страшный грохот. Потом там шли бои, и мы с ребятами помчались туда, чтобы посмотреть. Но красноармейцы нас отогнали: опасно – мины и гранаты не взорванные.  

- Расскажите, пожалуйста, о своей семье в начале войны.

- Отец пришел с Финской войны, были у него боевые ранения, работал счетоводом в колхозе. Когда началась война, вечерами собирались у нас дома мужчины, человек шесть–восемь, уже было холодно, помню, топили печку. Я прислушивался к их разговорам – меня прогоняли: «Марш отсюда!». Я знал, что мои двоюродные братья в те дни они выполняли важную задачу – собирали скот, урожай, фураж и переправляли через реку Десну в лес – для формирования партизанского отряда. Именно это обсуждали мужчины на вечерних собраниях в нашем доме. Мы уже с ребятами начали играть в партизан. В феврале 1942-го  опять нагрянули немцы и  много горя принесли нам. Появилось много полицаев.  В частности, на моей улице Понизовка были дома полицаев. Двое из них начали заниматься грабежом. Партизаны их поймали.  Немцы забирали молодых пацанов и угоняли в Германию, на работы, кругом были слезы. Помню, мама посылала меня к школе, где  во дворе за  четырьмя рядами колючей проволоки содержались наши военнопленные, с узелком с едой, чтобы я его перекинул через забор.

- Ваш отец ушел в партизаны?

- Моего отца поймали фашисты. Постучали к нам в окно: выходи, дескать, здесь наши. А его уже ждали полицаи. Он ведь был главный «дирижер» по подготовке стоянки партизанского отряда. Его схватили, увели в Трубчевск, где располагался немецкий штаб. Вместе с отцом арестовали много молодежи  15-16 лет, некоторых расстреляли прямо на переправе. Десна была замерзшей, и семьи военнослужащих заставляли колоть лед по берегам, чтобы партизаны не могли пройти.

- Что случилось с вашим отцом?

- К нам пришел полицай, взял меня за шиворот и привел к отцу. Глядя, как отца били и допрашивали, я кричал: «Прекратите, оставьте моего отца!».   Потом меня отвели обратно к матери. Через некоторое время вывели отца, белая рубашка на нем была вся в крови, голова повисла, и он даже не взглянул на нас с матерью. Через некоторое время раздались выстрелы, отец был еще жив, когда его повезли  к реке вместе с другими и начали их топить. Слез не оберешься, и никуда от этой памяти не денешься. Позже, в 1952 году, этих полицаев судили. 

- Как вы стали партизаном?

- В Пасху затеяли немцы пьянку. Вместе с немцами служили два советских офицера – разведчики, как я узнал позже. Они шли, распевали песни, кричали, начали стрелять в воздух. Староста тоже стрелял. Тогда наши два офицера подстроили так, будто задели по пьяни его руку, и он выстрелил в немца. Наши офицеры схватили раненого немца и скрылись. Старосту вскоре повесили за деревенской церковью, он там неделю висел, пока кто-то из родственников не снял его.

Новым старостой назначали нашего соседа. Он нам очень помогал, не пускал к нам немцев жить, убеждал, что дети тифом болеют.  Кто-то поджег его хату. Я уже тогда знал, кто это. Мне шел 11-й  год. Меня стали допрашивать, есть ли в селе партизаны, красноармейцы? Я подался в бега, бегал то к бабушке, то к двоюродной сестре в Трубчевск. Однажды сестра посадила меня на подводу и увезла на железнодорожную станцию «Хозяйственная», оттуда еще – до маленькой деревушки в лесу. Так я стал партизаном.  И только после войны, в 1975 году, когда справляли 1000-летие города Трубчевска, секретарь райкома партии И.С. Сенченков сказал мне: «Ну, вот, Николай Григорьевич, это я дал команду, чтобы тебя спрятали в лесу у партизан». Так я узнал, кто меня спас.  

- Расскажете о жизни в партизанском отряде?

- Сначала партизаны меня проверяли. Потом дали  лошадь, в седле я держался хорошо, деревенский же. Так вот на лошади я что-то возил. Через некоторое время  узнал, что это был за груз. Оказалось, что развозил я по партизанским точкам боеприпасы, а сверху стояли котелки с питанием. Вот такие задания я и выполнял. Меня посылали в разведку на территорию, где были фашисты, чтобы узнать, сколько у них техники. Привезли меня в отряд в феврале 1943 года, а летом немцы направили на нас карательные отряды. Убивали, жгли деревни в лесу. В июне началась битва на Орловско-Курской дуге. Партизаны тогда взорвали мост через Десну, чтобы фашисты не могли переправиться. А в сентябре 43-го нас освободила Красная армия, и 12 сентября я вернулся домой. К слову, наша деревня была заминирована немцами при отступлении,  жителей не пускали туда несколько дней, пока работали саперы.

 – Расскажите, где вы учились?

- Понятно, что в годы войны учиться было негде, только после я окончил 7 классов, затем поступил в техникум, окончил Саратовский политехнический институт. Полтора года учился на курсах при Монинской академии – позже она стала академией им. Ю.А. Гагарина. Всю свою жизнь посвятил службе в Вооруженных силах. Ушел в отставку в звании полковника.

 – Где вы встретили свою любовь?

- Я приехал к матери в отпуск помочь по хозяйству. Мне было уже 32 года. Моя племянница говорит: «Дядя Коля, ну сколько ты будешь холостяковать?  Пойдем, познакомлю тебя с моей учительницей Надеждой Федоровной, лучше невесты тебе не найти». На следующий год мы поженились. У нас двое детей, четверо внуков.

- Ваши родные участвуют в акции «Бессмертный полк»?

- Участвуют, они несут портреты моего отца и тестя.

- Что помогло подняться, ожить в сложное послевоенное время?

- Страна была в полной разрухе  – люди объединялись и трудились над общей целью восстановления страны. Восстанавливали села, города.  Чьи дома сожгли – всей деревней строили новый дом. Царило всеобщее воодушевление победой.

- Что главное сейчас, когда прошло много лет после войны?

- Чтить память погибших и жить в мире.

- Считаете ли свою жизнь счастливой?

- Да, жизнь была временами трудная, но счастливая.

- Поделитесь вашим рецептом счастья?

- Счастье я вижу в детях и внуках. Постоянно занимаюсь с внучкой.   И хотя мать – инженер, бабушка – математик, но современные телефоны не дают заниматься уроками.

- Супруга ваша здравствует?

- Да, ей сейчас 78 лет, она машину водит.

- Пожелания молодым людям?

- Не думайте, что в деньгах счастье, обуздайте свою алчность.

Подготовила Анна МОРГУНОВА